§1  §2   §3   §3,1   §3,14    §4   §5  §6   §7   §8   §9  §10   §11   §12    §13  §14   §15  §16   §17   §17,1   §18

Случаи

Встретились тут две хорошо знакомые почтенные дамы за ради потрындеть и выпить чёнить для нервов. Идём уже провожать меня в подземку. Настроение клёвое. Я вообще, как слегка поддам - сразу безудержно весёлая делаюсь, шо тот енот на смачной помойке. Заходим в переход и слышим баян наяривает душевнейше: «Спят курганы тёмные». В нетрезвом внутреннем мире защекотало тёпленьким и вот я уже несусь навстречу песне, громко вопя: «Соооолнцем опалёооонные!». Даю денежку баянистке, говорю что-то типа «большое вам мерси за песню, очень тронута, нерв души задет» и уже даже ухожу. 

Вот тут бы бабке промолчать и дальше насиловать инструмент, но нет. Зачем-то началось про бомбят детей Донбасса, кровавую хунту, шоколадного мерзавца, старших братьев -защитников, низабудимнипрастим и вот это всё. 

И стою я в киевском метрополитене, слушаю это эссе, глаза наливаются кровью распятых мальчиков и мысленно рисую себе картину, как я вот прям сейчас порву, шо Тузик тряпку, этот клубок бабко-мыслей могучими аргументами, тонким слоем размазывая грёбаного менестреля по серым стенам. И как контрольный в голову «Я - дончанка, курва ты непуганная!».

Я даже набрала в грудь воздуха чтобы извергнуть стремительным домкратом вот это всё. И в этот момент моя знакомая быстренько охватила цепким взглядом врача меня, баянистку и нежно так, вкрадчиво говорит:
- Беги, бабка. Беги….
Ну блин! Всё, запал пропал, грудь осела, осталось тока поржать над лаконичностью и своевременностью совета.


Ко мне на кондёр прилетал питаться пёстрый голубь. Скромный такой, сидит, смотрит в окно, ждёт крупы. Потом подружку привел, тоже интеллигентная птица вполне. Так и жили, они кушали, а кот через стекло "В мире животных" смотрел.
А потом это дело пронюхал черный матёрый нахал. Первым делом он повытолкал пёстрого с подружкой, хотя его тут не стояло(1) и крупы хватало бы и троим(2). Я этого оккупанта тоже подкармливала, но тайно тосковала по пёстрому с интеллигентной подружкой. А он топал, стучал в окно по утрам, не ждал, а требовал жрачку, вобщем свинячил как умел. И теперь у меня сложный вопрос. Во-первых, почему пёстрый безропотно отдал свой кондёр этому мудаку? Во-вторых, если я наваляю оккупанту пиндюлей, будет ли это миротворческой акцией? И в-третьих, как скоро он объявит эту территорию независимым государством с богатой историей и шикарными перспективами?

На Героях Днепра, там трамвайное кольцо и всякая срань вокруг, рынок какой-то, халабуды с морковкой. И посреди этого всего небольшой скверик и абрикос там. Обычный, мелкий, никому не нужный, у нас их жерделями звали. Дичка. На дереве полює якесь тьотко. Собирает с земли, рвёт с веток, некоторые хомячит прям сразу. Нормальное такое тётко, не маргинальной наружности. И дедок вокруг тыняется. Ну из тех, которым всё надо. Дед:
- Шо вы ото рвете, воно ж кисле. И бруднюще. И взгалі чуже.
Тьотко ему кричит с дико характерным гундосым прононсом Рязани или ещё каких-то кацапо-деберей:
- Ой, иди в 3,14зду, активист. У вас тут фрукты под ногами валяюцца, жлобы!
Дед:
- Та жери, жери, ты ж з голодного краю, а ми люди привітні, добрі.
И ко мне обращается:
- Бач, дитинко, ото кацапи, сарана клята. Жеруть гівно и все ніяк не повиздихають...
И я согласно закивала.

Немає коментарів:

Дописати коментар