§1  §2   §3   §3,1   §3,14    §4   §5  §6   §7   §8   §9  §10   §11   §12    §13  §14   §15  §16   §17   §17,1   §18

§5 Нам придётся работать вместе.

Мокрая полосатая тряпка на шее постепенно высыхала и ты задыхалась, медленно, даже не вполне это осознавая. Просто апатия… Немытая посуда, не заправленная кровать. В интернете какие-то волоокие курвы хвастаются косметикой из сбитого Боинга, и ничего внутри у них не шевелится, кроме глистов. Странное дело- какие разные эти одинаковые люди. В крошечных мозгах юных мародёрок ни одной лишней мысли. Мазилка, на халяву, заебца, дайте две. И спокойный после этого сон.

А моя знакомая, фельдшер на скорой, как-то забежала с трясущимся ртом и в очевидной почти истерике. Я ей винца налила, молчу. Стрёмно спрашивать. А она говорит: я человека убила. Я чет подумала - что просто не спасла кого-то, не получилось, вот и её штырит поэтому. Нифига. Помогла не выжить орку, помятому в ДТП. Говорит - я медик, я клятву давала людей спасать, а теперь я убийца же, да? А я ей – ну да (я вообще тот ещё утешатель, эталонный просто). Но ты ж и спасла. Тех, кого это говно грохнуть уже не сможет. Да и вообще. Когда кто-то засунул хлебало немытое к тебе в нору, варианта всего три. Свалить, убить или умереть. Они у нас в норе уже целиком. И ноги на столе. Нам природа велит их убивать, инстинкты, древний мозг. Она, кстати, до сих пор там, фельдшерит. Помогает по мере сил оркам не выживать. Это для тех, которые «да они там все…». Не все. Как и вы здесь – тоже не все.

А ещё запомнились брошенные животные, кучами, охапками. Коты, собаки, хорьки, совы. Породистые, дворняжки. Брошенные на цепях, в запертых квартирах. Потом нам звонили эти люди и предлагали любые деньги, чтоб спасли, чтоб отыскали по подвалам, чтоб переправили на материк. А по многим никто не звонил. Это жесть. Поймёт только тот, кто в этом плавал. Мы носили воду решетом. Отправляли их везде, где готовы были принять. Киев, Львов, Москва, Германия. Мы подделывали справки о вакцинации, подкупали проводников. Мы составляли дивные цепочки «принять-передать» из трёх-пяти человек в разных точках на карте. Флегматичную Юлю Владимировну с роскошной полосатой жопой везли через Киев на Одессу. По-другому никак не получалось.

Фото Татьяны Худяковой.

Мы пересрались друг с другом в говно, мы ненавидели друг друга (всё же давно поделилось на укропов и орков), но нам приходилось работать вместе. И мы работали. Причём работали эффективно. Потому что у нас была общая цель. Цель, более важная и значимая, чем вот это инфантильное «кто первый начал». Когда уйдут «братики», когда съебутся самые упоротые и сядут те, кто не успеет удрать, нам придётся работать вместе. Других людей не будет ещё пару поколений точно, даже наши дети ещё слишком похожи на нас. Нам придётся работать вместе.

А на свой ДР я не выдержала и поехала в Марик. Просто обычно чей-либо ДР в нашем доме- это был капец, трындец и пляски с бубном на 20 человек. С песнями под гитару, с крокодилом и прочими радостями поддатых, немножечко интеллигентных людей. А никого нет. Вообще никого. Я и Розанов. Это было слишком дохрена на мои больные нервы и я поехала к родителям и доче.

На Южном адище, такое ощущение, что уезжают все. Хотя казалось, что в городе уже никого нет. На платформе разговоров только про прилёты, гуманитарку и как шмонают на блокпостах. Гуманитарка…Крупа, макароны, кильки, масло постное. В городе - кормильце всей Украины. Который порожняк не гонит…Какой-то наркоманский бред ей богу. И те же бабки, которые махали аквафрешем весной и пиздили иконами всё инакомыслие вокруг, выстроились крикливым табуном на точках выдачи. Чтоб уже наконец-то нажраться всласть халявы с лопат.

Я никогда не участвовала в этом ахметовском цирке, брезгливо было. Да и по-честному - нужды особой не было. А вот наши бывшие друзья, доцент с супругой, которые кровавую хунту не хотели, они получали эту крупу, да. До всего этого замеса – это были вполне успешные люди. Они смогли купить дом, машину. Пусть всё это было эконом-класса, но никак не унизительное подаяние из рыжих ахметкиных ручонок. Эти люди ездили каждое лето в отпуск, то в Одессу то на Кавказ, и ни в чем себе там не отказывали особо. А теперь - отвоёванные у бойких старушек кильки с макаронами и дом без крыши… Счастье в отдельно взятой семье наступило и оно было крайне причудливо.

Потом блокпосты. Впервые, я же никуда не ездила. Я вообще видела первый раз, во что превратился выезд из города. Снова вот это ощущение сюрреализма. Неправильности. Уёбищности. Как муха в супе. Как криво нарисованные брови. Хочется чтоб вжух- и всё как прежде, ровная трасса и степь вокруг. Хорошо же было, чисто, просторно. Запомнился эпизод. 



Женщина лет 50-ти, с ведром винограда ехала. На выезде мужчин вывели для шмона на улицу, а женщин по салону орк проверял, документы смотрел. Увидел ведро. Спрашивает - это нам виноград? Баба смутилась, попробуй откажи… Говорит- внуку везу, в Мариуполь. Тот что-то там промычал, взял кисточку и отвалил. А когда уже первый наш блокпост проезжали, смотрю выходит эта женщина и ведро прихватила. Я удивилась, она ж говорила, что в Марик едет, в окно табло высунула, смотрю чё там. А женщина эта возле  намета ведро быстренько поставила, кивнула пацанам и обратно в автобус шустрой мухой. И ни гу-гу, сидит как ничего и не случилось, мороз поймала, держит. Так меня умилило это)).

Немає коментарів:

Дописати коментар