§1  §2   §3   §3,1   §3,14    §4   §5  §6   §7   §8   §9  §10   §11   §12    §13  §14   §15  §16   §17   §17,1   §18

§11 Черновцы - это то немногое, за что я благодарна войне.

После визита в Ужгород к другу, я решила притормозить в Черновцах. Сложно сказать, почему там. Говорю же, хотелось вот этой западенщины, с бограчем, с пятью видами брынз, с драниками и наливками, в которых плавают всякие овощи и травки-отравки. И чтобы ты такая сидишь чинно с обидно-манюсенькой чашечкой кавы и куском штруделя, облитого вот этой белой липкой нямочкой, а рядом юлятся рыжие жирненькие непуганные белки. И чтоб никто сепаром не обзывался.

По пути в Черновцы я замёрзла как на морском дне. Уважаемый водитель ночного автобуса «Ужгород-Черновцы» на вопрос об отоплении сделал такое удивлённое лицо, что я сразу поняла - это очень удивительный вопрос я задала, нет никакого отопления, никогда не было и в ближайшем будущем не предвидецца. Что за бред ваще - отопление в автобусе...

Ну ок, приехали. Хостел Дача, хозяйка Надя. Вот именно с ней я поняла, насколько ничтожная херня - этот пресловутый языковой вопрос. Надя, не морщась, говорила со мной на чистом русском, с кем-то в телефон на таком же чистом украинском, и бойко ругалась с соседкой помойму на румынском, чистоту которого я оценить, конечно, не могу. Удивительная женщина, построившая свой бизнесочек сама, с ноля, с младенцем подмышкой. Недавно я смотрела в интернете на этот хостел по прошествии трёх лет. Хоть простенький, но свежий ремонт, новая мебель, неплохой сайт, хорошие отзывы. Вы только представьте, что могли бы такие вот Нади, если бы у них были бизнес-кредиты, как у поляков. Под 2% годовых. Тут бы Швейцария наступила быстрее, чем вомбат Лушпайка строит свои ебучие редуты.

Потом была риелтор Наташа. Гораздо позже, когда я первый раз искала жильё в Киеве, мне хотелось орать в голос: Эй вы, столичные обожрыши, недориелторы с томным взглядом. Поезжайте в Черновцы, к Наташе, поучитесь у неё работу свою работать. По-нормальному чтоб. Чтоб хотелось вам денег дать, а не оторвать голову, как лишний компонент. Я сняла хорошую квартирку, за спокойные деньги и рядом был парк с волосатыми ручными белками. 
Мне начинала нравиться эта чёртова Западенщина).


Надо было пойти в Ратушу регистрироваться как переселенка. А там знаете кто? Волонтерський Рух Буковини. И я осталась с ними, нельзя было не остаться. О, это мощные люди под предводительством совершенно удивительной пани Катерина Пономарева. Она из ничего, из сумасшедшей энергии и из желающих помочь людей, замутила такое! Я не знаю даже как это описать. Координировалась помощь армии, регистрировались переселенцы, собиралась о них информация, разыскивались шкафы, лекарства, коляски и костыли, был огромный склад с вещами, игрушками, постельным, обувью…  Всё это приносили чернивчане, присылали из-за кордона тоннами. Это сортировалось и выдавалось нуждающимся. Бесплатно. Охапками.

Иногда мои земляки благодарили и плакали. Иногда шипели как змеи, им было мало, им было не то, не так, хуёво покрашено, пожаловано без трепета и пиетета. Иногда мои земляки приходили помогать и безвозмездно пахали там как азартные кони. Иногда пытались спиздить сумку детских новых шапочек под эгидой «а тебе жалко что-ли». Иногда это была скрипачка из консервы, которая хотела найти ЛЮБУЮ работу. Иногда это были какие-то кислые уёбки, которые приходили спросить «а чё нам тут денег не дадут?».

Эти западенки, они немножко другие, они рафинированней и сдержанней, у них хватало нервов и такта терпеливо объяснять. Успокаивать. Вежливо выпроваживать. У меня нет, я посылала сразу и далеко.

Я помню огромные кучи еды, которую привозили селяне для передачи на передок. Я помню слепую бабульку, которая просила забрать у неё 50 грн для «хлопців на війну», бо сама принести не может. Я помню маск-сетки, которые плели Запад, Восток и Крым разом. Я помню семьи татар, которые вообще удирали в летних сланцах, их одевали всем миром, а через год они открывали свои чебуречные. Я помню дедулю, который хотел вывезти свою не ходящую сестру из Донецка, а она испугалась, что у неё органы изымут. И не поехала. Вернее, её родня не пустила. Я помню ярмарки для АТО с хендмейдом и клёвую столовку Гном, где мы питались.Очень съедобно и дивно дешево. Я помню мальчика из ВСУ, которого просто так ОТПУСТИЛ из плена ЧЕЧЕНЕЦ. Мальчик по-моему до сих пор не мог поверить в такую свою странную удачу. И я помню свою квартирную хозяйку, которая велела снять прапор с балкона, потому что она "вне политики".

Черновцы - это незабываемый Experience. Это то немногое, за что я благодарна войне. За возможность узнать их живьём. Не как турист, а как соучастник. И показать немножко другой Донбасс. Нормальный такой. Малость взбалмошный, с придурью, но адекватный))) А потом мне предложили работу в Киеве.

Немає коментарів:

Дописати коментар